Ну, видимо, придется и мне отчет писать.
Занудный пролог.
Так сложилось, что простым рядовым капитаном команды на Cутках я не воевал вообще. На шестых Cутках я имел счастье найти Лаврика. Спросить: «А кто ротный?» И получить роту под командование за 10 минут до начала игры.
На седьмых Сутках за три дня до игры, когда я уже собирался мариновать мясо, с незнакомого мне тогда номера пришла СМС-ка. С аналогичным предложением. По итогам этих игр у меня уже был пунктик, что, чтобы командовать ротой (а не закапывать в нужный окоп матом каждого желтого рядового), роту надо организовать задолго до.

После каждой игры я собирал теоретическую базу. После седьмых Суток вообще вынес все мозги командованию стороны ленточками и нормативным временем боевого контакта средней роты с противником. А дальше было ещё интересней…

9 января. Заря на Рижской. Первый сбор штаба Республики. Кажется, я там был единственным ротным… Тогда же получил официальное подтверждение и указание собирать свою роту.

30 января. Страйкон. Как угорелый псих, ношусь по павильонам, ловлю знакомых командиров, излагаю им свои идеи. Ну, большая часть крутит у виска… Я же создаю ротную группу.

16 февраля. Первый сбор командиров роты. В роте вводятся ротная метка и маркирование всего командирского состава.

5 марта. Первая тренировка. Мы страдаем в лесах под платформой «76-й км» по пояс в снегу. Бойцы сразу морально готовятся к сценарию, что воевать придется как на шестых Сутках…

10 марта. Проводится брифинг от Маришки для радистов роты.

22 марта. Второй сбор командиров: по случаю новой инструкции для желтой стороны. Внезапно приходит осознание, что инструкция штаба – это сокращенная версия того, что излагалось командирам команд роты месяц назад…

2-3 апреля. Тренировка роты переносится на день позже. Потому что к нам едет ревизор. Тьфу ты, Верховный. На тренировку в лесах 76-го километра приезжает Ударная роты вместе с Митяем лично, который проводит большую часть тренировки.

10 апреля. Вывоз роты на игру в дальние и… края под Александров в поселок Махра. Рота показывает свою упорот… упорность и стойкость. Командование второго взвода туда вообще приехало прямо с другой игры, поспав 2 часа.

16 апреля. Сформированы взводы и система управления. Разведывательный взвод проводит первую совместную тренировку.

7 мая. Финальная тренировка роты. Правда, приезжают туда в итоге только разведывательный взвод и АСК Варяг. В ночную фазу тренировки я ломаю ребро и понимаю, что половина разведывательного взвода — это CQB-шники, и в лесу они недавно… Надеюсь на лучшее…

18 мая. Последний сбор командиров перед игрой, вручение боевых приказов с секретным приложением. В роте наконец утверждена вся штабная группа. Первый взвод с гордым позывным «Котлета» состоит из одного взводного, который не может выбраться на игру. Пополнение 1-го взвода должно поспеть по разнарядке сверху… Но не приходит. Итого: 87 человек личного состава.

20 мая. 12 часов. Рота начинает развертываться в Алабино.

Перед игрой…

10:30. Начато развёртывание ротного штаба силами второго взвода роты. Рота собирается близ штаба.

12:00. Рота выходит на стартовую точку «Чикаго». Добирает тех, кто всё-таки пошел на построение. Проводится последний брифинг взводных.

13:00. Команда к движению. Мста стреляет с опозданием в 37 секунд. Через 10 минут первый приказ был выполнен. Рота получает новый приказ: отрезать Хьюстон от респа синих. Далее на часы я уже не смотрю.

Первый штурм Хьюстона

Занимаем лес западнее Хьюстона, третий взвод с минометом отстает. Через штабных передается под командование три роты (5 минут на операцию). Основные силы приступают к тревожащим атакам Хьюстона, ищем проходы в болотах. Периодически к синим подходит подкрепление, которое застревает на пулеметах второго взвода.

Тревожащие атаки Хьюстона продолжаются, 3-я рота продолжает планомерно давить по дороге с поддержкой нашего миномета и техники. Замком 2-го взвода рапортует, что видит ЗО-35. Но в какой-то момент синие выносят передовые секреты в лесу и врываются в лес. 13-я рота несет потери и оттягивается глубже, заманивая синих на секреты в лесу. Я же добираюсь до командования 3-ей роты, знаменосец 13-ой роты садится за опустевший миномет. В тыл 3-ей роте и нашему подкреплению выкатывается машина синих. Впрочем, десант синих быстро давит. В лесу западнее Хьюстона продолжаются бои, иногда клюква свистит рядом, поэтому командовать приходится из придорожной канавы. Наконец техника 3-ей роты вместе с несколькими смельчаками добирается до вершины. А нам приходит приказ отойти и перегруппироваться. Отхожу, попадаю в засаду синих. Возвращаюсь на респ. А рота вовсю продолжает накапливать свежие силы северо-восточнее Хьюстона.

Второй штурм Хьюстона

Взяв сборную группу 13-ой и 3-ей роты, садимся на Урал и чуть было не уезжаем черти куда. В итоге десантируемся в нужной точке. Я и ротный знаменосец проводим сборную группу в 30-40 человек по болотам Мончак и занимаем болота восточнее Хьюстона. Получаем задачу не допустить установку флага на Хьюстон. Остальные силы роты двигаются с 3-ей ротой к Хьюстону. Работает БТР из КПВТ, который служит нам прикрытием и ориентиром в глухом подлеске. Мы подходим ближе. Перед нами — пара узких проходов и склон. Проведя разведку подходов к склону, ставим дымы над проходом и атакуем через игольное ушко. Такой наглости синие, видимо, не ждали. Поэтому через считанные минуты мы уже захлёстываем высоту. Хьюстон занят. Закидав синих на противоположном склоне гранатами, начинаю разворачивать оборону Хьюстона, но шальная ракета из РПГ влетает в руку и задевает оперением стоящего рядом знаменосца. При этом, кажется, неразрыв. Но мы идем в мертвяк и оттуда, жуя на ходу — на респ.

Третий штурм Хьюстона

Хьюстон синие отбили. При сложных обстоятельствах, по итогам разбора которых кого-то даже сняли с игры. Видимо, очень уж 13-ая и 3-я рота достали синих на Хьюстоне. Прибываю с развилки севернее Хьюстона с Чупой (от АСК «Варяг» было всего два человека, и они были назначены адъютантской группой). Комрот 3 просит зачистить западный лес вокруг Хьюстона, но погибает от шальной пули. И тут под руку подворачивается отряд ССО, который я по старой памяти (помогали на 18-ой точке на шестых Сутках мочить синих) прошу почистить лес. Пока они чистят лес, всех ребят 3-й роты гоню за ними — туда же, чтобы занимали его. Своих гоню в болота у противоположного склона. Позиции почти заняты, подошедшее подкрепление через штабных отправляю ударить по центру. Начали давить… Почти додавили, получаю шальную пулю… А потом уже мне сообщили про БТР, который протаранил УАЗик, и что была команда Стоп игра. Ну, блин…

Бросок на Орлеан
Вернувшись в штаб, получаю приказ двигаться на Новый Орлеан и оттуда ударить на Гамильтон. Перегруппировываю роту у Чикаго. Выдвигаемся к Новому Орлеану, проходим по болотам, встаем восточнее. Потом занимаем сам Орлеан, там концентрируемся. Пытаемся провести разведку болот в зоне 18 для удара по Гамильтону. Даже без шестования понимаем, что они непроходимы. А потом и приказ оборонять Орлеан… Разворачиваю активную оборону по мотивам ротных тренировок, ставя Стигийских Сов сначала в засаду, а потом в секреты. Остальных вымокших бойцов 13-ой роты гоню на точку. Правда, засада Сов обстреливается с точки. Впрочем, штабисты работают оперативно, 10 минут — и горе-стрелка в поле нашли свои же. И немного постучали ему по голове.

Оборона Орлеана

Обороняем Новый Орлеан. На самой точке скучно: ни один синий через секреты Сов пройти не может. В тылах ближе к Детройту — какие-то РДГ-шники. Стало как-то не по себе, когда вспомнил разговор с Хароном на «Городе в Снегу»… Тогда он хвастал про 5 тепловизоров. Но делать пока нечего, а час поздний. В итоге отпускаю часть роты спать, даю штабным задачу начать общую ротацию роты и гнать всю пехоту в лагеря, чтобы проспались и вышли в поле к 4-5 утра. А разведвзвод, который должен был действовать ночью самостоятельно, переподчиняю напрямую штабному.

Становится холодно и зябко, нас много, но народ начинает потихоньку сваливать… В итоге командование стороны в районе 23-х часов дает приказ ударить по Гамильтону. И мы ударили вместе с остатками 4-ой роты. Без ПНВ, фонарей, с ограниченным БК. Гарнизон синих, который уютно разлегся в леску на дороге перед Гамильтоном, был уничтожен. На точке оставалось менее десяти синих. И через некоторое время прошла новость о том, что Гамильтон взят.

Далее краткий перекус, наконец-то. Штаб, погреться, и с группой своих, которые потеряли разведку и не хотят спать, занимаю Чикаго. Таскаем ХИС. Пытаюсь ротировать людей. Через некоторое время отпускаю прошедшую мимо группу своих разведчиков, а ребят из Гарпуна загоняю под крышу сохнуть. Наверное, тут опять была моя ошибка. Поберег людей, загнав их под крышу. Синие диверсанты доползают-таки до точки, кладут почти весь гарнизон, но последний диверсант погибает от выстрела из пистолета в спину. Последний парень из Гарпунов постарался (его позывной – Малой – прим. ред.).

Возвращаюсь в штаб, рапортую о провале на Чикаго, ещё не зная о том, что там остался один боец Гарпуна. Получаю приказ комстороны слать всю роту спать и собирать ее к 7-ми часам, а самому отдыхать. Передаю это в эфир. Самому отдохнуть не удается. Снова бросают помогать на Чикаго. Там держу охранение, на пару минут ретировался в столовую, после чего новый приказ – помочь на Орлеане. Встречаю своих Гарпунов, занимаем Орлеан, помогаем Рулю. Отбиваем пару атак ДРГ. Наконец отпускаю Гарпун, отвоевавший весь день и ночь. Вместе с Рулем сижу на Орлеане, пока нас наконец не сменяют. Возвращаюсь в штаб. Получаю приказ спасти флаг на Чикаго под командованием лично начальника штаба. Иду на точку, и вместе с командиром роты 3 и его замом отстреливаемся от синих. Флаг, само собой, спасли и припрятали. Погибаем, но точку противник так и не занимает. Следующая задача – скрытное охранение точки Детройт, куда ротная разведка принесла в 7 часов флаг. Там до 11-ти часов сижу и дергаю флаг. Уже без БК, окруженный ещё тройкой штабных и 4-мя своими разведчиками из СК РАД (на самом деле их было шестеро, просто хорошо маскировались – прим. ред.). Далее поступает приказ атаковать Орлеан. Разведку бросаю туда, сам возвращаюсь в штаб, где прихожу в себя последний час игры и помогаю штабу на месте.

По итогам игры хочу выразить благодарность:

— Разведывательному взводу XIII Роты в целом и командам Лихолес, Вуду, Рад в частности;

— второму взводу XIII роты в целом и командам Гарпуны, Фарк, Black Company в частности;

— команде третьего взвода Стигийские Совы, чей подвиг бесценен;

— штабистам и знаменосцу роты: Хьюи, Мазуру и Дорну, которые обеспечивали координацию действий внутри роты и с другими ротами. В организации работы штаба роты хочу ещё поблагодарить Денька, который не смог приехать, но первый организовал сам штаб роты, изыскав необходимое и скоординировав самих штабистов перед игрой.

Отличились бойцы и командиры команд роты:

— Гужан – командованием в ЗО-27. Именно его взвод успешно держал ЗО-27, зажатый с двух сторон, и проводил атаки на Хьюстон с минимальными потерями в течение почти часа;

— Скальд – дерзкими действиями в ЗО-27 и зверской пулемётной поддержкой в ночи под Гамильтоном (и не только);

— неизвестный боец СК «Гарпун» (не рассмотрел кто), защитивший флаг на Чикаго во время предутренней атаки противника (Малой его позывной – прим. ред.);

— Дорн ПКРК «XIII Бастион» – ротный знаменосец, который приехал на игру вообще без привода и успел попробовать на Сутках всё, кроме полетов;

— Чупа АСК «Варяг» – человек, который успешно работал адъютантом, носился с поручениями по полям и умудрялся почти не теряться, даже несмотря на отсутствие нормальной рации… а ещё вместе с Аленом из той же АСК «Варяг» осуществлял тыловое охранение роты и посетил все ротные тренировки до единой, начиная с 5-го марта;

— Бур «Лихолес» – наглыми и дерзкими действиями ночью в тылу противника;

— Стекольщик «Лихолес» — командование на местах при 3-ем штурме Хьюстона, когда не было рядом взводного, а командир роты лежал немного враскоряку, прижатый синими.

К 5-ти утра у штаба всё-таки не удалось собрать выспавшуюся роту: почти все команды внутри роты воевали до последнего, пока не был достигнут предел физических возможностей. Ночью воевало более 20-ти человек, или 25% роты. На второй день плавно вышло ещё столько же.

Считаю, что с поставленной 16-го февраля на сборе командиров задачей «сыграть на Сутках с положительными результатами для желтой стороны», рота справилась. Поэтому выражаю огромную благодарность всему рядовому и всему командному составу роты. Нет, даже не так. Огромное спасибо каждому бойцу и командиру роты за то, что каждый делал свое дело, и командир роты был занят командованием ротой, а командиры команд выполняли роли сержантов.

Также выражаю благодарность всей штабной команде желтой стороны, командованию 3-ей роты. Без 3-ей роты даже захлестнуть вершину Хьюстона у нас бы не хватило людей.

Ну и само собой, организаторам этой прекрасной игры, в особенности тому самому Лаврику, который ещё на шестых Сутках вручил мне роту за 10 минут до начала игры.

Служу Республике!

Комрот 13,

Предс.