1001 год от начала правления Одина. Весна. Побережье Винланда.
«Я помню тот день, солнце было уже в зените, а наши корабли подплывали к неизведанным берегам. Мы еще даже не догадывались, что с холмов из лесу за нами наблюдают скраелинги… Боги улыбались нам, и вот несколько кнорров и пара драккаров оказались вытащены на берег. Как же прекрасен был край этот, жаль только, что в погребе лежал я связанный… Как и было решено еще в море: голову мне отрубят по прибытию. И вот когда моя голова легла на пень, а топор взмыл вверх, Ярл Хёсвир Справедливый речь завел.
— Остановись, Снорри сын Бьёрна, тинга ведь не было, а войны нам еще нужны, — сказал Ярл махнув рукой, и меня тотчас отпустили, — Сигурд сын Ульва, ты хороший воин, ты бывал при дворе самого короля, будь благоразумен, я дарую тебе жизнь, а в замен хочу получить от тебя помощь в нашем общем деле, а не гневные речи, как это было в море.
Мне ничего не оставалось, как согласиться с условием.
— Воинственные мужи! Мы прошли через ветра и шторма, не все выдержали столь долгое плавание, но вот она земля, где светит солнце! Мы прибыли сюда, чтобы жить независимо от конунга. Мы заживем, как боги, но это потребует усилий от каждого из нас! И пусть скальды воспоют наши подвиги в своих сагах!!! — закончив, Ярл ухмыльнулся и указал куда-то в даль, где был новый мир, новые земли, новая надежда и подвиги.
В тот же миг десятки глоток воскликнули: «Хэй»… Мы встали лагерем неподалеку от леса, прямо перед полями высокой травы, до чего же были прекрасны просторы этой страны, тут все было так спокойно и гармонично. Трава была мягка на ощупь, лес был чарующим, природа была добра к нам. Видимо это и тянуло сюда Леэйва Эриксона, первооткрывателя Винланда, чьй подвиги воспевают теперь в сагах, со своими братьями и не менее известным моряком-первооткрывателем, его отцом – Эриком Рыжем. Как жаль, что я не встречал этих знаменитых сыновей исландской земли…
Мы построили хижины и уже занимались возведением частокола, как к нам пожаловали скраелинги. Они вращали копья по часовой стрелке и мы достали белые щиты. Видимо их манило излишние любопытство, как бы то ни было, они пришли посмотреть на нас, иноземцев, которые решили поселиться тут… Хотя они были дружелюбны, но очень вороваты, как водилось издревле: вору отрубали руки прямо на месте…
Месяца шли, еда кончалась, а урожай был беден, неужели боги гневаются на нас!? Вскоре было решено собраться на тинге… После долгих обсуждений было решено, что Ярл Хёсвир Справедливый с тремя кораблями поедет в к конунгу Исландии и вернется через полгода, привезя собой еду и людей. За главного было решено поставить Скарва сына Бруси, я был против, так как не доверял ему из-за его гордыни и жажды власти, но я решил промолчать, думая что Один поможет нам… Меня же было решено отправить на переговоры с местным вождем, в надежде на то, что со скраелингами удастся торговать. Взяв собой двух воинов и двух проводников, я отправилися на лодке скраелигов по болоту к землям их племени…»

(C) Дункан Киркли.