Материал Маневров-2012

Секретно

 

Начальнику оперотдела Регионального

управления Особого южного округа

бригадиру Р. Кузогу

 

Рапорт

 

капрала 13-й роты 453-го отдельного

пограничного батальона Боевого Легиона Штайна
временно исполняющего обязанности командира

2 отделения регионального отделения мобильных действий

 

Настоящим докладываю о ходе и результатах выполнения боевой задачи.

Получив приказ, мы высадились на границе джунглей где-то в первой половине дня «Д». Из-за чертового переполоха в столице, мое отделение сильно сократили. Массаракш! Они оставили мне только 1 гвардейца, чертовы штабные вояки! Его звали Фил, толковый малый, хороший разведчик и гвардеец. Однако, сократив нас в личном составе, эти уроды дали столько специальных директив, что невольно засомневаешься в их вменяемости…

Но мы Боевой Легион! Мы выполняем свои задачи, чего бы нам этого не стоило.
Заступили на патрулирование ровно в час «Ч», начав с юго-западной границы сектора. Местность крайне опасна. Постоянно наши регистраторы улавливали радиационные очаги, которые губительно сказываются на людях, чего не скажешь о мутантах и прочих тварях, этом поганом генетическом материале, которое подлежит уничтожению. Время от времени, головной дозорный, Фил, замечал странных людей, но увы, они быстро исчезали, не давая нам подойти на дистанцию огневого контакта.

После прочесывания юго-западной границы квадрата, я вспомнил, что доблестный бригадир Чачу, отойдя от службы, поселился в этих местах, и даже открыл хороший трактир. Гвардейцы из 3 роты взахлеб рассказывали об этом месте, но упоминали, что туда захаживают и крайне подозрительные личности. Я отдал приказ Филу и мы выдвинулись в сторону Трактира. Недалеко от нашей точки назначения мы увидели висельника (повешенного, массаракш, я не грамотей, я Легионер!), на котором был крайне неплохой комплект противорадиационной защиты. Решив, что мертвому она не нужна, мы сняли труп и забрали комплект АРЗ (нам забыли их выдать!!! Интендаты, [далее две строки зачркнуты]).

По прибытии в Трактир, мы удивились, какое количество народа там находилось. Скорее всего, там была куча вражеских агентов, но только милая улыбка Хозяйки трактира, по совместительству жены господина бригадира, не дала мне превратить их всех в решето. Нас хорошо приняли и поделились сведениями касательно одного странного малого по имени [вымарано]. После чего господин ротмистр поведал грустную историю о своем друге, который повесился от неразделенной любви (скорее всего к Хозяйке трактира), и попросил принести его тело для дальнейшего мародерст… погребения. Фил тут же вспомнил, что с одного повешенного мы уже сняли АРЗ, почему бы и не принести само тело? Выдвинувшись к точке, где мы нашли висельника, обнаружили, что тело еще там, не смотря на наличие в этих лесах чертовых выродков, мутантов и прочих, которые не должны топтать землю нашей великой страны!!!

Доставив тело покойного господину бригадиру и получив небольшое вознаграждение, мы выдвинулись к точке, где строилась башня ПБЗ, но из-за ошибки навигатора, мы вышли совсем в другом направлении (Массаракш!!! Интенданты! Я до вас доберусь!!!).

Патрулирование затягивалось… Решив вернуться по параллельному курсу к лагерю мы встретили первого противника. Какой-то мутант, скорее всего, вышел на нас. Он явно не думал что здесь окажутся элитные части Страны Неизвестных Отцов! Я хотел уничтожить его сразу же, как только он попал в мое поле зрения, но Фил встал на мою огневую линию и громким вскриком решил остановить и досмотреть его. Вместо адекватного ответа (лучше бы сразу отошел в сторону и дал моему пулемету разобраться с гадом) он увидел, как этот ошметок радиоактивного мяса залегает и пытается пристрелить нас. Тут уж я не выдержал и прижал гада к земле, не давая ему подняться. Фил, тем временем перебежками приближался к цели. Мы нашпиговали мутанта свинцом, обыскали труп и, найдя некоторые важные документы, бросили его, чтобы другие видели, что Боевой Легион не шутит и не ведет переговоров с мутантским отродьем, выродками и предателями!

Продвигаясь далее на юго-запад, мы не встретили более вражеских единиц. Единственная встреча была с фотокорреспонденткой столичной газеты, которая решила осветить действия нашей великой Страны в приграничной полосе. Дав ей направление на трактир господина бригадира, мы стали продвигаться далее на запад.
И тут удача покинула меня… Я наступил в простейшую ловушку, которую мастерили мутанты. Эта ловушка заключалась в закапывании сосуда с очень ядовитыми летающими (!) насекомыми (научники их называли не то «оси», не то «жмыли»). Я стал жертвой этого вида биологического оружия. Они ужалили меня не менее пяти раз, пока мы смогли выйти из зоны поражения. Благодаря полевой аптечке я был откачан Филом, но действие токсинов мы лишь замедлили. Чтобы полностью вывести их из организма, нужны были экспериментальные препараты, которые были лишь в трактире.

Поддерживаемый Филом и почти отключающийся от ломки в организме (твари явно были мутантами!), мы выдвинулись в сторону лагеря, по кратчайшему пути. Спустя минут 10 нашему взору предстала строящаяся БПБЗ, находящаяся в точке [вымарано]. Рядом с ней был брошенный капонир, который по идее нашего командования предназначался для части патруля. Массаракш, но нас выслали только двоих!!! И еще раз массаракш, так как с другой стороны лезли поганые лазутчики… Их было кажется 4 человека. На окрик Фила они тут же залегли и открыли огонь, но с другой стороны, первым огонь открыл я. Упав на землю и поставив на сошки свой пулемет, я понял, что мой сектор обстрела не расчищен и высокая трава и кусты мешают обзору. Однако ж, это не мешало противнику прижимать меня к земле. Но мы Легионеры! Запросив Фила (он таки успел забежать в капонир, слава Отцам и Гвардии) о целеуказании и получив в ответ «Стреляйте, капрал, они на 12!», я сквозь все кусты обрушил поток свинца на врагов. Кусты немного скосил, но в это время вражеский стрелок ранил меня в правую ногу. Я закричал от боли, но все же не стал трусливо и позорно отступать! Нет! Я с удвоенной яростью стал стрелять в сторону противника. И благодаря этому, спустя пару секунд огонь со стороны противника затих и мы увидели спину единственного выжившего из этой группы.

Как все стихло, я дополз до капонира и влез во внутрь. К интоксикации добавилось ранение в ногу, и время было не на моей стороне. Тем более, что к капониру приближалась еще одна группа. Я хотел было открыть огонь на поражение, но Фил, махнув рукой, предложил им вариант без боя, намекнув что тут сидит злой, раненный, яростный капрал и в руках у него пулемет. Те вроде как согласились сотрудничать, но нас снова стали обстреливать, поэтому часть этой группы была уничтожена. Оставшиеся двое забежали в капонир и вот что странное… Там был один, как мне показалось, сумасшедший, но его способность к регенерации или как там это называют научники… Явно он был одним из горцев. Но вот с головой у него было печально. В суматохе боя я потерял из вида Фила, поэтому пришлось запросить его по рации. Вдали раздавалась стрельба, плюс я кого-то прижимал к земле короткими очередями. И тут из тыла вражеского выбежал мой подчиненный. Он забежал в капонир и я увидел что вылазка во вражеский тыл не прошла бесследно и для него. Фил получил сквозное ранение в руку, но за его короткий рейд было уничтожено до 6 единиц живой силы противника. Я вынес ему благодарность, и мы договорились с выжившими внезапными союзниками. В обмен на несколько тысяч мы получили кусок древней карты, которая указывала на местонахождение [вымарано].

Не дожидаясь очередных атак, мы покинули капонир и выдвинулись в сторону трактира. До района трактира добрались без боестолкновений. В трактире я тут же ввел себе противотоксинную сыворотку, которую предоставил профессор Алу Зеф (выродок, так бы и пристрелил, но все же он нам пригодится), а также нас перевязали. Я отдал распоряжение на отдых, и мы провели его за трактирной стойкой, слушая сплетни, и наблюдая за посетителями. Часть из них говорила об охоте за топливными элементами, которые были необходимы для запуска двигателя более-менее целого танка, который находился где-то неподалеку. Я пожалел, что у нас нет противотанкового оружия.

Спустя какое то время, и отойдя от милой улыбки Хозяйки трактира, мы вновь были готовы выполнять наши боевые задачи. Тем более, что бригадир попросил найти ему на радиоактивных болотах редкий вид лягушки, который светится в темноте. Мной было принято решение завербовать кого-либо из местных (не расходуются человеческие ресурсы Боевого Легиона). Завербовав команду, мы выдвинулись в район болот.
После выдвижения, мы вновь добрались до строящийся БПБЗ. Решив сделать привал, кто-то из завербованных нами заметил, что с фланга к нам заходит некто, называемый Маньяком. Это был опасный рецидивист, который жил в этих поганых джунглях. Спустя пару секунд нас обстреливали как минимум две группы противника! Мы доблестно сражались с ними, пока мой пулемет не вышел из строя и… Массаракш! Выстрелы с тыла! Нас расстреливали в спину, как чертовы мишени на пристрелке! Большинство погибло в ту же секунду. Я получил пару пуль в спину, но слава Отцам, на мне был наш новейший бронежилет. Почувствовав два сильных удара, я сполз в капонир, с заклинившим намертво пулеметом. Я слышал крики завербованных нами выродков и это ласкало мой слух, но вот когда перестал отвечать по рации Фил… Гнев наполнил меня, но почти в тот же момент, сидевший рядом со мной в капонире профессор Зеф получил ранение в руку. Он попытался отстреливаться, но очередь через амбразуру бросила его на землю, к тому же он получил пулю в лицо. Я слышал голоса врагов у входа в капонир… Пришлось применить военную хитрость. Я притворился мертвым. В капонире был полумрак и противник при осмотре не увидел, что я в бронежилете и совсем не мертв… Как только они ушли от капонира, я выбрался оттуда и добрался до трактира. Мне не было жаль выродков, я скорбел лишь о моем подчиненном. Фил мог стать, как бравый бригадир Чачу или подняться выше…

Со столь хмурыми мыслями я стоял в трактире и глушил «Смерть Хонтийца». После осмотра моего пулемета, бригадир сказал, что его нужно ремонтировать, и предложил свои услуги. Чтобы не остаться без оружия, я запросил по рации с базы снайперскую винтовку и доложил о потере. Мне ответили, что винтовка прибудет вместе с подкреплением.

Через час в мое распоряжение поступил легионер, который тащил снайперскую винтовку и доложил, что он и является моим подкреплением. По лицу он мне так напомнил Фила, но когда я его спросил, как его имя, то тот ответил: «Фил младший». Оказывается, погибший боец был его братом близнецом.

Отогнав дурные воспоминания, мы выдвинулись далее на патрулирование, в сторону южной границы квадрата. Мы углубились в такие джунгли, что я стал сомневаться, ступала ли здесь нога вообще кого-нибудь. Тем не менее, мы повернули на восток и спустя 20 минут продирания сквозь густую растительность, мы вышли к нашей линии БПБЗ, а затем пройдя вдоль нее на северо-запад, мы повернули на юго-запад, примерно находясь около точки «серая [вымарано]». Еще в данном районе мы наткнулись на какую-то женщину, которая бежала за доставкой гуманитарной помощи. Нам она показалась более-менее лояльной, особенно мне через оптику прицела, и мы отпустили ее, и следуя курсом на юго-запад, вышли снова к трактиру. Спустя какое-то время, чуть отдохнув и вновь встретив там «гуманитарщицу», мы решили взять ее в команду, и выполнить самое главное – найти [вымарано].

По предварительным данным, имеющимся у нас, это находилось [вымарано] квадрата. По выдвижению в том направлении мы наткнулись на мутанта, который предъявил документы (предатели, массаракш! КОМУ они дали документы! МУТАНТУ! Я ДОБЕРУСЬ ДО ВАС, ЧЕРТОВЫ ЛИБЕРАСТЫ!!!!).

После этой встречи наша группа продолжила движение, но начавшийся ливень затруднил дальнейшее передвижение, и мои раны/укусы заныли столь нестерпимо, что я передал командование отрядом Филу-младшему, а сам решил координировать операцию из Трактира, благо средства связи позволяли. Оставив группу на северо-западной границе сектора, я добрался обратно до Трактира. В Трактире я с интересом наблюдал за происходящими событиями, попутно общаясь то с бригадиром, то с его красавицей-женой. Тем временем страсти разгорались нешуточные. Какие-то выродки сумели найти все топливные элементы, и теперь почти все завсегдатаи трактира, кроме меня (я же координатор военной операции, массракш), поперлись вытаскивать танк. Среди них был и Фил-младший, который путем хитрой дипломатической игры сумел завоевать доверие этого сброда (будь у меня пулемет, эх-хе).

Под самый конец нашего патрулирование, сидя в трактире и думая о теплой казарме, а не об этих лицах, которые мне были неприятны до подергивания указательного пальца на спусковом крючке, я внезапно услышал сытое урчание силовой установки танка БПРТ-74. Оторвав взгляд от «Слез Пандейца» (хорошее пойло, рекомендую) я увидел, как танк въезжает на площадку перед Трактиром. Но самое главное, что я заметил, как пара мутантов тащит столь необходимый для нас [вымарано], но Фил-младший следил за ними, поводя стволом за их спинами.

После того как заглушили танк, все стали спорить, что и кому достанется. Я уж было начал вызывать артиллерийский огонь на себя, чтобы ни один [вымарано] из [вымарано] не достался врагам, пусть и скрытым, но ситуацию спас мой подчиненный. Он заявил, что пусть содержимое [вымарано] делят как хотят, но одна вещь переходит нам. Его военная хитрость удалась на славу! Нам сообщили верный код, и мы выполнили свою боевую задачу.

Статистический отчет:

Потерь в живой силе – 1

Потерь противника (приблизительно) – 15

Автор: Штайн

Резолюция бригадира Р.Кузогу:

— капрала Штайна по выписке из госпиталя представить к награде;

— отчет хранить в деле;

— копию отчета передать в отдел военной цензуры для последующего направления в Департамент специальных исследований.