Я вот никогда не думала, что страйкбольные игры могут быть такими… ролевыми. Мне казалось, что там главное — тактические перебежки и стрельба, ан нет, оказывается. Побывав на двух страйкбольных играх в этом году я с уверенностью заявляю: не в пальбе и беготне может быть дело. Про ужасы нашего городка, в игре про Зомби от команды З.Л.О я вам уже рассказывала, а вот на прошедших выходных насладилась я страйкбольными маневрами по Обитаемому острову, организованными ПКРК “XIII Бастион”.

Наша команда, Нарвал, была [потрясала своей эпичностью]. Ввиду совпавших с игрой дней рождений и экзаменов до полигона смогли доехать только 4 человека, из которых ровно половина была именными персонажами. Рада представиться, Мак Сим.

Да, вы не ослышались — я играла Мак Сима, того самого жизнерадосного белокурого обалдуя, который с дурацкой улыбкой бегал весь фильм без особого понимания куда и зачем. Почему я говорю о фильме, так игра-то была не по книге, а пародией на кино. С розовыми танками и сменой пола у главного героя: это шоб нихто не догадался. Мак Сима на самом деле искали многие, но, несмотря на то, что каждый раз, когда разговор заходил о нем, я снимала кепку со спешно покрашенных в желтый волос (о, как я их красила сидя за рулем в пробке на Ярославке, и как [потрясала своей эпичностью] водители в соседних машинах, глядя на облака мелкодисперсной краски, вырывающиеся из открытых окон моего желтенького корсара) и начинала идиотски улыбаться (я честно старалась) никто так и не догадался, хто ж я такая. Капрал Штайн утверждает, что заподозрил что-то под конец игры, когда я уже внаглую палилась, прогуливаясь по радиоактивным зонам — но так и не расстрелял меня, коварный. А я так нарывалась!

Сюжет игры как бы начинался с окончания книги, только вот Центр был не взорван… ох, боюсь не все читали/смотрели/помнят. В общем, как я рассказывала непонимающим сюжета хонтийцам: вон там Страна Отцов, у них есть башни. Они излучают гипноволны и пропаганду. Вот тут Хонти, то же самое но без башен. Вот там Островная империя, они «едят детей и [вымарано] червей” (Бог знает откуда возник такой образ в моей речи, но этот экскурс давался под обстрелом, поэтому ничего удивительного в некоторой нелогичности нет). Где-то там еще гуляют мутанты и каторжники, а также выродки всякие (что? нет, я не выродок). А вон там Капонир (это точка такая на полигоне), на нем засела Гвардия Страны Отцов, они охраняют Башню. Надо взорвать ее, товарищи!

Как то в таком духе я действовала. Свобода людей Саракша от лучевого зомбирования была первоочередной задачей для Мак Симки (долго думали, как придать женственность моему имени). Чтобы выполнить ее, я, под именем капрала Камы Иллы, внедрилась в Армию Страны Отцов под командование генерала Шекагу. Генерал Шекагу был эпически хорош, его характеризует такой диалог:
-Генерал, но где ваше оружие?
-Зачем оно мне, я генерал, армия — мое оружие.

В самом начале игры генерал отправил наш бравый разведотряд из четырех человек (капитан, я, Злата и присоединившаяся к нам Альф) на разведку в обход полигона. Идем мы значит, крадемся меж деревьев, попадаем под лучевые пушки, а тут… вижу справа ОБЪЕКТ. Орги предупреждали что на полигоне много странного, техника там, танки розовые, всякое такое… а это огромный оранжевый шар. С полосочками еще, размером с мяч для футбола, повис в полуметре над землей. Я залегла, быстро докладываю кэпу “Объект на шесть часов”, а сама думаю — оранжевые шары, это ж Сталкер! А тут Обитаемый остров. С другой стороны, и то и то — Стругацкие, почему бы не подменить.

-Стоять, бояться- ору. Смотрю, объект замер — точно думаю, там человек. Аккуратненько прицеливаюсь, стреляю прямо в центр шара, он кааааааааак развернется, каааак заорет на меня тетка

-Вы что совсем с ума посходили, идиоты, стреляете тут! Я вам покажу “стоять бояться”!- и корзинкой с грибами так трясет воинственно.

Это был мой первый и последний фраг на этой игре.

А почему? Думаете потому что я такая косая? Та неее, просто так получилось, что чем дальше, тем больше я уходила в ролеплей… Ну звиняйте, навык не пропьешь.

Идем мы дальше — о, стреляют. Наконец-таки вышли к какой-то стычке, сейчас пойдем в замес. Радостно переглядываемся с капитаном, он выглядывает из-за укрытия, стреляет. Клак-клак, и его привод отказывает.

-Я прикрою, кэп”-, гордо говорю я, стреляю и… что бы вы думали — клак-клак, и отказывает и мой привод. До сих пор загадка, какого, собственно черта, у нас одновременно отказали разные и проверенные до этого привода. У него вроде из ремонта был, у меня вообще ни разу не подводил, но в этот момент мы оказались в глубине вражеской территории с двумя приводами на четверых человек. По уму надо возвращаться и менять оружие, благо умница Илья привез с собой запас. Но мне же хочется поприключаться. Я ж Мак Сим, хоть об этом никто и не знает.

-Капитан, отпустите меня в Свободный поиск….эээ… в смысле на разведку — не палясь, прошу я.
-Ну куда ж ты пойдешь без привода?
-Ну и так и так в мертвяк идти, что убьют, что просто возвращаться. А так хоть что-то интересное.

После короткого обсуждения было решено, что я топаю вперед, отвлекаю стреляющих, а наши с двумя приводами пытаются прорваться. Я гордо топаю по тропинке, подняв руки и крича “Не стреляйте!».
Что приятно, в меня и правда не стреляют — но стоило мне дойти до позиций Хонтийцев (привет, команде Смайлов!), как вдалеке показались мои товарищи и перестрелка возобновилась. Я с воплем прыгаю за бревно, крича

-Прикройте меня, это за мной, не сдавайте меня им!- Хонтийцы так офигели от подобной заявы, что забрали меня с собой, захватывать точку.

Я долго сидела среди все выраставшей команды хонтийцев, крутила в кармане гранату и думала о том, что только ролеплей мешает мне сейчас получить шесть-семь фрагов. Ребята были настолько благостны, что попросили меня снять магазин с неработающего привода. Обыскать, забрать гранаты и нож они догадались минут через 15, когда я окончательно уверилась в том ,что я великий ролевик и вообще полна добра и несу возмездие во имя луны. Хонтийцам я рассказала про сеттинг, про башни и про то что им надо обязательно победить Страну Отцов и освободить ее жителей. Пообщавшись с ними с полчаса и заручившись их поддержкой, я отправилась обратно к своим, что, учитывая мой топографический кретинизм, было не быстро.

За то время, пока Мак Сим гулял по лесам и полям, предприимчивый генерал Шекагу успел договориться с каторжниками, обещав им амнистию за поддержку, а хонтийцы успели взять в плен одного из каторжан.
-Они готовы обменять его на взрыватель, генерал!
-Да, но я не готов отдавать взрыватель за каторжника!

«Взрыватель», смекнула я, уже успевшая сбегать к Башне и “совершенно не палясь” (я, дескать, присланный генералом техник, дайте посмотреть, почему башня не фурычит) прочитать способ взрыва. “Взрыватель — это то что нужно”. Попытки перехватить его в момент передачи не увенчались успехом. На мое беспалевное “О, генерал, давайте я его подержу”, хорошо знающий меня Леша ответил четким приказом “Рядовой, охраняйте дерево”, и таким образом меня обломал.

Начались переговоры. С одной стороны заняли позицию хонтийцы, прячась за деревьями и кустами. С другой стороны ощетинились приводами наши. Я, удачно перемещаясь, оставила свое дерево и встала за спиной генерала — типа защищаю его. Командир хонтийцев, приведший на обмен каторжанина, чуть было не спалил всю малину, радостно заорав “Ба, знакомые все лица”, но мои мигом окосевшие под очками глаза сказали ему все что я думаю, и он сделал вид, что я не я и рожа не моя. Торговля шла тягомотно: генерал не хотел отдавать взрыватель, хонтиец не хотел уходить без него. “Это надолго”, поняли мы с главой каторжан…

Но тут я поняла, что игра шестичасовая, а значит на долгие белые советы времени нет, и надо шевелить процесс. А еще вспомнила пафосные высказывания Мака из фильма, все эти “Оставьте ее” “Не троньте его” “Отдайте мне”…

-Отдайте им взрыватель, генерал!- Шекагу замер.

-Помолчите, рядовой-, успел сказать он, понимая, что что-то идет не так.
-Отдайте им взрыватель, — я никогда не представляла, что голова так дергается от легкого, казалось бы, тычка стволом.
-Хорошо, я отдаю. — генералу слишком дорога жизнь, он медленно достает из планшета взрыватель и отдает его хонтийцам. На меня наведено больше стволов, чем на врагов.
-Уходите! — кричу я почти срывающимся голосом. Коленки трясутся, становится страшновато,- и помните наш уговор.
-Дайте им уйти.- подтверждает генерал.
Хонтийцы уходят, я кричу им вслед ,- Взорвите проклятую Башню. Обхожу по кругу генерала, все еще целясь ему в лицо. Кто-то из стоящих рядом, из тех, кого я уже не могу назвать “своими” по-доброму так сообщает

-Ты же понимаешь, что не сможешь уйти.
-Понимаю, — спокойно киваю я и откладываю привод — Делайте со мной, что хотите, но Башня будет взорвана.

Что удивительно, меня не расстреляли. В напряженном разговоре с Шекагу, в котором я пыталась противопоставить его рассудительному плану набор идеалистических лозунгов, он меня перевербовал. Шекагу хотел захватить власть и отключить пропаганду, ему важнее были завербованные люди, а не подчиненные безумцы… во всяком случае, он пытался меня в этом убедить. Надо честно признать, я ему не верила до конца, но выбирая между расстрелом и работой на него — предпочла все же второе. Наш разговор почти дублировал последние страницы книги, и ощущения, которые тогда испытывала я, были схожи с ощущениями книжного Мака. Генерал элегантно списал мое предательство на “вражеское излучение”, команда сделала вид, что поверила ему, но с этого момента я осталась одна.

Шекагу для его плана захвата власти был нужен клад, и я пыталась добыть его. Гениальный план, который был придуман с помощью нашедшей меня Рады Гаал, славной моей подруги, сделал меня предателем уже для хонтийцев.

План был хорош. У Рады был переносной излучатель, который, в отличие от башни, работал. На плеере с переносными колонками были записаны две песни: Боевой Гимн и грустная песня Подмога, которая вызывала депрессивное состояние. Прихожу я такая к хонтийцам, и вижу как они торгуются с сапером за взрывчатку. А мне то уже не нужно чтобы башню взрывали, я то уже знаю про то, что без нее у людей начнется лучевая болезнь… я с ними болтаю по дружески, присаживаюсь, снимаю рюкзак, ставлю на землю… достаю сигарету, закуриваю… вытаскиваю из рюкзака пульт от плеера, совершенно не палясь, настраиваю громкость, выбираю песню. Хонтийцы болтают со мной, я курю, нажимаю плей… А потом встаю и радостно всем сообщаю о постигшем их страдании!
Все было бы ничего, но тут я блистательно пролажала. Я помнила сколько приблизительно звучит песня, но тут то она была в сокращенном виде, чего я не знала — не было времени проверять. Так что пока я обыскивала хонтийцев, которые, не дураки, спрятали куда-то взрыватель и карту, так что я их не нашла, песня сменилось, и на волне боевого подъема солдаты меня повязали. Повезло что сапер согласился сторговать меня за взрывчатку, и еще повезло, что нас поубивали мутанты в кустах, благодаря чему я избавилась и от сапера.

Дальше было много беготни, поиски карты, поиски генерала, поиски хонтийцев, снова поиски карты, поиски еды, поиски лопаты, поиски, поиски…
В какой то момент я наткнулась на идущих к оврагу гвардейцев, которые вместе с научниками определили местонахождение клада. Я палилась уже невыносимо — внаглую зайдя в радиоакитвную зону, поковыряв там берцем землю и выйдя оттуда прямо в руки Капрала Штайна. Капрал такой наглости не перенес и устроил мне допрос с тыканьем пистолетом в живот, но — о горе мне, о горе — даже он меня не пристрелил, а обвенчал со снова возникшим на горизонте сапером. От нового мужа я ушла, петляя между деревьями во время шумихи устроенной мутантами, но генерала так и не нашла до самого конца игры. Хонтийцы успели захватить Башню, но не успели ее взорвать, видимо слишком хорошо спрятали взрывчатку. Мак Сим плюнула на весь этот коленкор и ушла к мутантам — у Колдуна хотя бы понятно на чьей ты стороне. На своей, конечно же.

Разбавляя грустный пафос, овладевший мной к концу рассказа, скажу, что игра была очень хороша, полигон товарищи приготовили на славу, объектов было полным полно, игротехи очень хорошо поддерживали сюжет, да и сюжетные задачи были интересными. Респект, товарищи, ждем ваших Весенних маневров!

 

Автор: Дрель